Стратегии и тактики

10 книг с моей полки: что читать, чтобы писать

1389 Екатерина Арыко
Рейтинг:
Рубрика: Клиентам
Тэги: книги, копирайтинг

1. Сказки Биг Бена, составитель Григорий Кружков

Со сборником веселых абсурдных английских рассказов, стишков и лимериков я не расстаюсь с 5 лет. Составитель и переводчик Георгий Кружков занимался физикой высоких энергий, поэзий, переводами, поэтому сохранил в русской версии и юмор, и особую английскую грусть, которая косвенно указывает на глубину прочтения. Хотелось бы, чтобы рекламный креатив тоже сохранял глубину и грусть, а не просто юмор, как сейчас.
Жил-был старичок у канала,
Всю жизнь ожидавший сигнала.
Он часто в канал
Свой нос окунал,
И это его доконало.

2. Диктаторы пишут, литературное творчество авторитарных правителей XX века

Друзей-копирайтеров следует заводить, если вам нравится получать в подарок книги. Эта — подарок моего друга и коллеги. От Бенито, так сказать, до Муаммара. Рецензенты — от Манна до Жижека.
Так, Нерон выступал не только как певец и исполнитель на кифаре, но также как артист, герольд и, не в последнюю очередь, в гонках на колесницах. Характерно, что для пущего успеха он вопреки обычаю ввел в программу традиционных спортивных олимпийских состязаний музыкальный раздел. Такая концентрация усилий увенчалась огромным балансом: 1808 наград привез Нерон из Греции.

3. Стихи про меня, Петр Вайль

Сборник неизмеримо полезнее, чем стоящая немного выше книжка «Стротеллинг в проектировании интерфейсов» (во многом, именно из-за нее я недолюбливаю модную специальную литературу).

Об этом строки Маяковского: «Был вой трубы как будто лили / Любовь и похоть медью труб». Записи Бенни Картера, Чарли Паркера, Клиффорда Брауна, Джона Колтрейна, Стена Гетца сомнений не оставляют. Этимология слова jazz туманнa, но наиболее вероятно его происхождение из новоорлеанского жаргона, где jazz грубый нецензурный глагол, как раз тот самый, про это.

4. Философия глупости, Яцек Добровольский

Научное изучение феномена глупости — от философии до рекламы и терроризма — от вроцлавского философа, инициатора культурного интернет-проекта «Оргия мысли». Уже на 9-ой странице с вами попытаются попрощаться строкой «Безусловно, эта книга — провокация». Но не все так просто.

Бесконечность глупости все чаще бывает основной предпосылкой, скрытой или высказанной, любых коммуникаций. Ее усиливают только исследования, из которых неизменно следует, что огромная масса все еще не понимает сообщение, следовательно: его следует упрощать.

5. Отсутствующая структура, Умберто Эко

Вилка как коммуникативное сообщение, и другие скромные перевороты на манер Коперника. Если 500 страниц для одной книжки вам покажется много, разыщите рассказ про рекламу супов Knorr, которую автор разбирает со структуралистских позиций.

В итоге рекламное сообщение служит условным знаком каких-то уже знакомых аргументов, как в известной шутке о сумасшедших, которые, рассказывая друг другу анекдоты, называют только номер анекдота, и поскольку все их наперечет знают, то называние только номера вызывает всеобщий смех.

6. Любовь к трем цукербринам, Виктор Пелевин

Куда же без Пелевина, особенно, если эта книжка в большей степени о рекламе, чем «Поколение П». И не о березовом Спрайте, а о digital. Мы тут пытаемся говорить про RTB, про тренды, про грядущее. Ерунда. В интернете будут покупать кивком головы.
Таким образом, переход от двухпартийно-открытой к трехпартийно-закрытой системе управления подразумевал, что за общественное признание борются не два противостоящих кандидата, а три взаимодополняющих цукербрина, условно называемые «консервативным», «радикальным» и «либеральным» — причем эмулятивно один из цукербринов частично негр, другой — частично китаец и пр. (условный расово-национальный состав зависит от зональности). При этом управляющий цукербрин меняется не один раз после выборов, а столько раз, сколько трансформируется общественный сантимент, непрерывно измеряемый в реальном времени… Власть может переходить от одного цукербрина к другому или третьему до семисот раз в секунду — и каждый раз достигается сложнейший компромисс между всеми тремя политическими платформами, позволяющий наиболее полным образом учитывать настроение граждан в реальном времени.

7. Клейкие листочки, Михаил Эпштейн

Одна из последних книжек замечательного русского лингвиста, который соблюдает идеальный баланс между классической и хулиганской манерой ставить тире. Для нас это «уроки эмоциональной правдивости», учебное пособие по публицистике, которая умело маскируется под откровенный дневник.

Можно ли создать искусственный интеллект, то есть научить машину/программу мыслить? Для этого нужно, прежде всего, чтобы она научилась совершать ошибки — и упорствовать в них, логически оправдывать, находить им обоснование.

8. Русский язык на грани нервного срыва, Максим Кронгауз

Книга, с которой метро едет быстрее раза в полтора. Будучи зеркалом, может пригодиться не только дамам. Кстати, про нас там очень много написано. Со смутной надеждой, что язык нас переживет, пережует, избавясь в следующем поколении от неприличных «пиписи», «аттитюд» и «мессидж». Пошэрим наши инсайты.
Эксклюзивный и элитный фактически становятся синонимами и могут просто усиливать друг друга, как, например, в рекламе «Кожаных изделий эксклюзивных и элитных производителей». Еще пятнадцать лет назад элитным производителем мог бы называться только какой-нибудь бычок или жеребец, а вот поди ж ты, как движется прогресс, и сейчас речь идет об изготовителях дорогих изделий.

9. Колыбельная для кошки, Курт Воннегут

Краткое руководство по построению собственной религии или собственного пророка. Книга, что логично, о современном конце света (иначе зачем бы ей нужен был пророк?). До сих пор не могу отделаться от смутного восприятия Льда-9 как Айфона-5.

И я вспомнил Четырнадцатый том сочинений Боконона — прошлой ночью я его прочел весь целиком. Четырнадцатый том озаглавлен так: «Может ли разумный человек, учитывая опыт прошедших веков, питать хоть малейшую надежду на светлое будущее человечества?»

Прочесть Четырнадцатый том недолго. Он состоит всего из одного слова и точки: «Нет».

10. Стапеліі, Віктар Жыбуль

Учите языки, потому что это единственный способ научиться думать иначе, чем вы уже умеете. Или способ смотреть на жизнь проще («ритм» и «рифма» — это на самом деле одно и то же греческое слово). Или способ смотреть на жизнь с интересом (единственное слово, которое не перевели в «Поэтике» Аристотеля, — «поэтика»).

В заключение, позволю себе процитировать стихотворение из «Стапелій». На белорусском. Мне крупно повезло: у меня два родных языка.
Цемра, цемра вакол і бясконцыя нетры, нетры.
Паміж рэбраў асінавы кол, не хапае паветра.
Недзе музыка гаре раскатам далёка там, за дымовай заслонай.
Адчуваеш сябе экспанатам, навокл якога зашклёна-замглёна.
Украсьте свою новостную ленту:
Понравилось? Продолжим!
2133Екатерина Арыко
1168Екатерина Арыко
1335Екатерина Арыко
2150Команда
Ваши комментарии